Бухара глазами екатеринбургских путешественников

Екатеринбургский бизнесмен Василий Созин с товарищем не так давно совершили путешествие по маршруту Великого шелкового пути. В рамках своей поездки туристы посетили Бухару, Самарканд и Хиву. Всё, что видел и слышал в пути, путешественник делился с другими людьми. Предлагаем познакомиться с впечатлениями Василия Созина после посещения Бухары.

День 16. Бухара.

В планах стоял подробный осмотр Бухары, но, выйдя на улицу, мы немного подумали и зашли обратно. Температура в тени — +37, а на солнышке так и вовсе жарко. Мы обратились к хозяину отеля, который нашел нам таксиста, согласного за 100 тыс. сумов покатать нас по Бухаре и ее окрестностям.

Первым делом мы попросили этого славного человека на стареньком желтом «Матизе» отвезти нас в едальню. Там мы попробовали бухарский плов — говорят, что в каждом городе Узбекистана свой, особый, рецепт плова. И это правда! Плов был хорош, в России, даже в псевдоузбекских заведениях, вкус подобных блюд все равно другой — то ли рис к нам такой не возят, то ли руки… Интересная фишка — вкусный домашний кефир, который подают в банках.

Первым нашим пунктом был летний дворец эмира, Ситораи Мохи-хоса («Дворец, подобный луне и звездам»). Если присмотреться, в орнаментах и впрямь можно увидеть много стилизованных изображений звезд и луны.

Находится он за городом, хоть и недалеко, пешком не добраться. Дворец построен в начале XX века последним бухарским эмиром Алим-ханом с помощью русских инженеров, поэтому резиденция напоминает российскую дачу в восточном стиле. Но некоторые чисто восточные элементы — резные деревянные двери, характерная роспись стен — говорят о том, что перед нами все же стилизация Востока под Запад, а не наоборот.

Сама резиденция интересна, скорее, любителям истории. Лично я ничего особо примечательного для себя там не увидел: небольшой музей с эмирским убранством, местами любопытная разноцветная мозаика на стенах и небольшой пруд, где, по преданию, эмир купал своих многочисленных жен и наложниц. Возможно, глаз к тому времени уже немного замылился, но летняя резиденция эмира большого впечатления не произвела — в ней ощущается какой-то налет декаданса и запустения.

Из дворца эмира мы вернулись в город, и водитель привез нас к мавзолею Чашма Аюб. Это одно из старейших зданий Бухары, построенное в XII–XVI вв. Примечательно оно также тем, что внутри мавзолея находится источник, который считается целебным и священным. Пить оттуда воду, однако, не советую: во-первых, она невкусная, солоноватая и отдает металлом; во-вторых, есть шанс поймать там какую-нибудь заразу. Вернувшись домой, Костя заболел какой-то злостной инфекцией, и врачи сказали, что, вероятней всего, это от сырой воды. Так что не поддавайтесь искушению и обманчивой «святости» бухарской водички — пейте бутилированную!

Далее мы прогулялись по Старому городу, в той его части, где сосредоточены главные достопримечательности Бухары: минарет Калян, медресе Улугбека, Мири-Араб и Чор-Минор, мечеть и минарет Боло-Хауз. Я перечисляю самые основные точки Старой Бухары, на самом деле мечетей, медресе, мавзолеев и минаретов там гораздо больше.

Отойдя в сторону от оживленной центральной улицы, попадаешь в переплетение узких улочек и переулков. Там я узнал два новых слова по-узбекски: «аёллар» — женщина и «хаммами» — баня. Ну, то есть шел по улочке, увидел яркую вывеску и, особо не задумываясь, зашел внутрь. Внутри стояла огромная обнаженная узбекская дама преклонных лет, которая, увидев меня, величественно закрылась полотенцем и сказала по-английски: «Women hamam». Тут у меня случился культурно-эстетический шок, я сбивчиво извинился и пошел дальше изучать Старый город.

Бань, кстати, в Бухаре, как выяснилось, много, некоторые работают аж с XV–XVI века. Так что при большом желании можно помыться в 500-летних интерьерах.

Еще в Бухаре есть уникальное явление — торговые купола. Это большие купола, в которых расположено множество лавочек. Кроме того, это и своеобразные порталы: заходишь в такой купол — и видишь еще два-три выхода, из которых попадаешь на разные улицы.

Погуляв по Старому городу, мы проехали в находящуюся неподалеку крепость Арк. Это самое сердце Бухары, самая главная ее достопримечательность и, скорее всего, самое древнее, сохранившееся до наших времен, сооружение. Когда точно был построен Арк, неизвестно, но считается, что не позднее IX века н.э.

От девятого века там ничего не сохранилось; точнее, тем, что сохранилось, сейчас занимаются археологи. Однако у меня, как у бывшего историка, всегда возникает мандраж, когда я попадаю в подобные места и понимаю, что на протяжении как минимум 1500 лет здесь жили и что-то делали наши предки. Сейчас в Арке находится большой краеведческий музей. Экспозиция ожидаемая, но интересная: одежда, посуда, артефакты с археологических раскопок.

Оказывается, близ Бухары когда-то было обнаружено несколько древних городов с певучими названиями Пайкенд, Варахша и Уч Кулах, которые входили в состав малоизученного государства Согдиана. Все они прекратили свое существование, когда кончилась вода — в XI веке н.э. что-то случилось с ирригационной системой, и города захватила пустыня.

Любопытны стены Арка — они высокие, но все утыканы деревянными балками — как будто специально для тех, кто захочет забраться внутрь. Подобные деревянные конструкции, торчащие из стен, можно встретить и в других старых зданиях Узбекистана — оказывается, они встроены в стены для отвода из них влаги — ведь глина, из которой слеплены многие постройки, очень чувствительна к воде.

После Арка мы снова поехали за город — в комплекс-некрополь Чор-Бакр, известный также как Город мертвых. Построен он в XVI веке, в середине комплекса — мечеть и медресе, а вокруг — большое мусульманское кладбище. Комплекс напомнил кладбище Сан-Микеле в Венеции — такие же улицы и дворики, в которых вместо домов — надгробия и мавзолеи. Местами там даже немного жутковато, но гнетущие чувства разбавляет наличие туристов и несколько лавочек с сувенирами. Еще там есть очередной святой источник, из которого опять же пить не рекомендую.

Бродя там, я обнаружил неприметную дверь, за которой оказалась лестница, ведущая на крышу мечети, оттуда получилось сделать несколько панорамных фотографий.

Вернувшись в гостиницу, мы узнали, что рядом находится сразу несколько достопримечательностей: медресе Чор-Минор, синагога и еврейский квартал, площадь Ляби-Хауз.

Чор-Минор — издалека ничего особенного, маленькая церквушка, а при ближайшем рассмотрении — очень интересное сооружение: это небольшое здание, по углам которого построены четыре минарета, каждый из которых украшен так, что не похож на другой. Кто-то считает, что они олицетворяют четыре мировые религии: индуизм, ислам, буддизм и христианство. Внутри находится банальная лавка с сувенирами, за 4000 сумов можно подняться на крышу и посмотреть оттуда на окрестные улочки-махалли.

Интересной мне показалась и синагога, находящаяся буквально в 20 метрах от нашей гостиницы (ориентир — Музей кукол). Местный раввин показал мне ее изнутри и рассказал грустную историю бухарских евреев: раньше их жило в Бухаре порядка 10000 семей, а сейчас осталось всего около 50 родов — все остальные в 80–90 годы XX века разъехались — кто на историческую родину, а кто в Европу или Америку. Их дома выкупили узбеки, и теперь от еврейского квартала, ранее занимавшего большую часть города, осталось только название и таблички на стенах домов. Тем не менее синагога действующая, а рядом есть еврейская школа.

При желании можно прогуляться по улочкам еврейского квартала. Больших красот вы там не увидите, вся жизнь узбекских махалли прячется во внутренних двориках — однако погулять здесь все равно приятно — тихо, уютно, нет-нет да и покажется перед вами кусочек чужой, непонятной жизни. Лично мне эти кварталы чем-то напомнили одесскую Молдаванку — там тоже вся жизнь во дворах, и, гуляя по улицам, лишь изредка можно увидеть, как и чем живут местные жители.

Площадь Ляби-Хауз находится на главной улице старой Бухары с труднопроизносимым названием Накшбанди. «Хауз» — на удивление узбекское, а точнее арабское слово, в переводе «водоем». По сути это большая яма в земле, вымощенная камнем. В Бухаре этот древний бассейн — довольно внушительных размеров — 36×42 метра, рядом с ним находится популярный одноименный ресторан и два больших медресе — Кукельдаш и Надир Диван-Беги. Естественно, там же расположены торговые ряды и лавочки, много кафешек и магазинчиков. Словом, площадь Ляби-Хауз — средоточие туристической жизни Бухары.

Что стоит купить в Бухаре? Мне больше всего понравилась керамика — в Бухаре ее гораздо больше, чем в Самарканде или Ташкенте. Она там на любой вкус и кошелек: больше всего ферганской, она самая бюджетная, именно ее продают в России. Большую, красивую тарелку можно сторговать за 20000–30000 сумов. Для ценителей есть бухарская керамика — у нее тоньше рисунок и другой состав краски, тут цены уже в долларах, и тарелка будет стоить $20–50. Кроме керамики, в Бухаре можно разжиться национальной одеждой, коврами, мехами и украшениями. Ну и непременные магнитики, тарелочки и прочая мелочовка, естественно.

В одной из керамических лавок мы познакомились с ее хозяином, купили пару тарелок, он поменял нам валюту и предложил вместе поужинать. Мы, решив, что такого ужина у нас еще не было, согласились. Прямо на улицу, рядом со входом в лавку, был вынесен ковер, на который мы и уселись. Вскоре из ближайшего ресторана принесли шурпу, салаты, шашлык и непременный чай. Так мы незаметно для себя провели следующие два часа, за ленивой беседой под звездным бухарским небом.

Бухара — прекрасный город, я бы с удовольствием провел там еще несколько дней — просто пожить в древнем городе, побродить по его улочкам, поболтать с доброжелательными местными жителями, окунуться с головой в его атмосферу. Красота! Однако нас на следующий день ждал долгий переезд в Хиву, и уже совсем недалеко была еще более долгая дорога домой.

Источник 66.ru

Вам также могут понравиться Еще от автора